John Lokk
ID: 93648
Светлый  Маг-перевертыш
 1 уровня
 Здоровье:

301

 Энергия:

679

 Побед:

1646

 Поражений:

1040

 Дата регистрации:

05.09.2005 08:07

 Время онлайн:

3638 дней, 18 часов, 1 минута

offline
Я считаю друзьями 17 Иного(ых).
15 Иной(ых) считают меня другом .
1 Иной(ых) считают меня врагом.
Женат на: siera ,пр3
Свадьба состоялась 29.01.2008 19:30
Подарочки  31
Подляночки  0
Видеолегенда
John Lokk. Легенда
Для наиболее полного восприятия легенды рекомендую включить аудиосопровождение,видеолегенду...

Пролог

Лучи восходящего солнца мягко раздвигали утренние сумерки, нерешительно поглаживая крышу небольшой рыбацкой избушки. Казалось, не так давно миновала полночь, но сегодня был солнцеворот - день, когда лето вступало в свои права. Вовсю цвел зверобой, ласково шелестели листьями молодые березки, на небе ни облачка – день обещал быть замечательным. Стоя на крыльце, Урд, глава общины друидов, глубоко вдохнул и улыбнулся одними губами. Время и место были определен совершенно верно – здесь, казалось, даже воздух излучает Свет. Дело оставалось за малым…

Вернувшись в дом он подошел к грубо, но крепко сбитому дубовому столу и принялся выкладывать футарк из своих верных рун. Маленькие пластинки, сделанные когда-то им самим из белого ясеня, по одной ложились на потемневшее от времени дерево. Дагаз, Иса, Йер…
Окинув взглядом ряд знаков, Урд провел над ними рукой, заставив их излучать теплое свечение и поднял свою тень. Шаг за шагом он спускался все глубже и глубже. Стол перед ним оставался неизменным, и на каждом слое друид оставлял по фразе...

На пятом слое на столе перед ним осталась лежать только одна руна – Альгиз, пассивная защита. Заставить вновь сиять её сил не практически не оставалось. Урд, опираясь на столешницу, достал серебряный кинжал, подаренный давно умершей женой. Кровь выплеснулась на руну, наполняя ее энергией, Сумрак возмущенно вздрогнул, отторгая живую кровь и выбрасывая тело мага в реальность…

…Мартин с горечью смотрел на покрытую неощутимой ни простому Иному, ни, тем более, человеку, защитой избушку. Один из самых могущественных друидов общины, он не успел догнать своего главу. Он не успел сказать ему, что то, что кажется правильным на первый взгляд, может обернуться огромной ошибкой.
Он вспомнил, как Урд показывал ему подарок от колдуна из далеких земель: деревянный кружок, на котором сверху была укреплена железная иголка, постоянно указывающая в ту сторону, с которой на деревьях рос мох. А также камень, именуемый "любящим", который мог изменить ее направление. Вспомнил, как Урд мог часами просиживать, о чем-то размышляя. И о том, как он поделился с Мартином своими мыслями.
.....
Урд не понял, что угодил в свою же ловушку. Ошибка таилась не в верно выбранном, времени, не в правильно составленном способе, она была глубже. Можно было заставить стрелку подарка из далекой страны вместо того, чтоб постоянно показывать на звезду в Повозке Карла смотреть в сторону волшебного камня. Но нельзя было постоянно остановить маятник, качающийся между Светом и Тьмой.
Поле судеб слишком устойчиво к вмешательствам. Баланс начнёт постепенно съезжать в сторону света, но как последствие - свет начнёт скатываться в сторону тьмы. Все сходится в одну точку, без различия где тьма, а где свет - все одинаковые. Маятник остановит качение только в средней точке, но никак не крайней. Если Свет перестанет быть Светом, а Тьма тьмой...
Друид в безнадежности махнул рукой и вновь глянул на избушку. Отныне уничтожить руны "магнитного саркофага" сможет только носящий в себе кровь Урда.
Часть Первая. Дагаз.

Он войдет никого не спросив, ты полюбишь его не сразу
С первого взгляда он некрасив, со второго безобразен
Только речи его горячи, только прочь сомнения прочь
Самый звонкий крик тишина, самый яркий свет - ночь...

…На берегах северных морей, где-то в густой сети заливов и фиордов, стояла старая рыбацкая избушка. Древесина от старости, соленого ветра и непогоды стала темно-коричневой с антрацитовыми прожилками. Рыбацкие сети, давно превратившиеся в труху, висят на покосившемся заборе. С первого взгляда становится не по себе, каждая деталь в окружении жилища давно должна рассыпаться и быть развеянной ветром. Словно какой-то неведомой силой это место впечатано в реальность вопреки времени. Говорят, иногда по ночам можно увидеть, как окна избушки озаряются светом от горящего очага, но днем она имеет вид старого, заброшенного и совсем непригодного для жизни жилища. Если кому из живых и доводилось побывать в этом местах, то они вскоре исчезали, оглушенные страшным спокойствием и размеренностью местной жизни. Вот и сегодня лишь стая чаек да плеск волн привычно нарушали мертвую тишину бухты.
Никем нежданный, ни сегодня, ни в любой другой день, к домику подъехал джип. Девушка за рулём в красной кожаной куртке и черных очках была известна практически любому Иному Москвы. Её спутник более всего походил на стареющего профессора какого-нибудь китайского университета.
- Мы на месте, Вонг.
- Я вижу, иди за мной.
Они скрылись в избушке, и тут воздух задрожал. Окрестности домика начали стремительно меняться: рассыпались древние рыбацкие сети, рухнул забор. Древняя дверь снова заскрипела, из неё выскочил незнакомый мужчина славянской внешности и со всех ног помчался к машине. Он едва успел повернуть ключи в зажигании, как сама избушка рассыпалась в прах, словно попавшая под огромный пресс. Когда джип, взревев мотором, уже скрылся за изгибами горной дороги, волны энергии стихли. Бухта приняла природный, не тронутый человеком вид. От избушки и вошедших в неё путников не осталось и следа…
- Привал! - холодный соленый ветер, дождь и наступающая ночь превращали дальнейшее путешествие в бессмысленное мучение людей и животных. Обоз остановился, зашевелились возничие и холопы, раскладывая шатры и растаскивая вещи по укрытиям. Наконец последние приготовления к ночевке затихли, и запылал костер из заранее приготовленных сухих дров. Немногочисленная челядь собралась вокруг очага. Сидели молча - дорога по пустынному побережью Финского залива измотала за день настолько, что сил на разговоры не оставалось. Даже особо словоохотливые молодые думские дворяне, братья Кривогоровы, руководившие обозом по приказу самого государя, против обыкновения, помалкивали. Сквозь завывание ветра и треск костра до них стали доноситься тревожные протяжно-переливающие звуки. Они чарующе переплетались с шумом ветра, плеском волн, проникая в душу как пронзительные унылые крики морских птиц.
– Дивно сегодня чайки кричат, - молодой возничий приставил ладонь к уху, прислушиваясь к морю.
- Да не, не чайки это, спят они уже, - пожилой воин насмешливо покосился на паренька, - Финка поёт. Слог у них чудаковатый, а песни и того страннее.
Княжичи встрепенулись и переглянулись. Тяжело груженый обоз уже несколько месяцев был в пути, стараясь не попадаться никому на глаза - шли подальше от более безопасных и легких путей. Груз уж больно дорог был, любой разбойник был бы счастлив заполучить такой. И плату по возвращении обещали хорошую, но только чтоб все в тайне было.
За неимением девиц в обозе путники изрядно истосковались по женскому обществу.
Бодро вскочив на ноги, братья под взглядами, завистливыми у молодежи и неодобрительными старших и бывалых, скрылись во мраке наступившей ночи.
Опьяненные желанием, они слепо рыскали во тьме. Песня то затихала вдали, то, казалось, лилась где-то совсем близко.
- Да черт с ней, с этой финкой, в конце концов. Пошли обратно, заблудимся тут к лешему, - наконец сплюнул старший, Иван, и тут перед братьями возникла прогалина, за которой на фоне ночного неба виднелся теплый огонек в окне небольшой избушки.
- А ты говоришь, леший! – кивнул младший, Алексей, устремляясь к свету.
Тут и иноземная песнь, что манила их всю ночь, с новой силой ударила в голову. Бросившись к избушке, братья в смятении остановились на пороге. Посреди избы сидела девушка с длинными до седины белыми волосами, снежным ковром покрывающими лавку. Она пристально всматривалась в отблески огня в очаге и пела в ритм с мерцанием пламени. Пение и огонь завораживали. С появлением братьев хозяйка повысила голос, и пламя внезапно метнулось вперед, словно желая подпалить нежданных гостей.
Братья попятились было назад, но девушка повернулась к ним лицом и посмотрела в глаза каждому. Никогда ни Иван, ни Алексей не видели таких зеленых, манящих и опасных очей:
- В столицу путь держите, княжи? – и не по-русски вроде спросила, и губы вроде не шевелились, а все равно поняли.
- Д..да, - выдавил младший брат. Улыбнувшись, финка внезапно повысила голос до крика, волосы, точно подхваченные ветром, потянулись к Ивану и Алексею бесчисленными змеями, и "княжи" с остекленевшими глазами сползли на пол. Ведьмочка встала, подплыла поближе и, вглядываясь в глаза то одному, то другому, несколько раз отчетливо произнесла одну и ту же фразу:
- Я с рода вашего. С вами поеду. Сейчас встанете и за мной пойдете, дорогу буду показывать к обозу вашему.

Начинался тяжелый, но в тоже время многообещающий для империи 1703 год. После успешного штурма Нотенбурга царь второй месяц пребывал в Москве. Далеко за полночь Петр устало отстранил от себя чертежи одного из строящихся в Воронеже линейных кораблей, потушил свечу и отправился в опочивальню. Еще не затихли шаги государя, как в его кабинете мелькнул едва различимый силуэт. Через несколько минут после его ухода свеча вновь загорелась: за столом сидела симпатичная белокурая девушка. С интересом, просмотрев бумаги на рабочем столе, она перешла к массивному шкафу с книгами. Здесь ведьма нашла, то, что искала - потрепанную временем рукописную книгу в кожаном переплете с тяжелыми застежками и погрузилась в чтение:
" …Среди прочих вещей захваченных татарами в Поднебесной была шелковая шаль красы невиданной. Шаль эта дурными свойствами обладала и вызвала раздор среди тысяч. А посему, по велению Темучина, была схоронена в горах…".
Старый перевод одной из древнекитайских хроник не совсем случайно оказался в кабинете Петра. После неудачного соглашения с Китаем о разделе границ и торговле он натащил в кабинет массу всего, касающегося маньчжуров. Большая часть книг была уже отправлена обратно, но некоторые затерялись среди многочисленных набросков судов и книг по мореходному искусству.
Ведьма изучала инкунабулу около получаса, пока со двора не заметили свет и не догадались о непрошеном госте. Заслышав топот за дверью, ведьма спокойно положила книгу обратно и подбросила со стола небольшую стопку бумаг. Порывом ветра из распахнутого окна их закружило в воздухе – и когда в комнату ворвалась охрана, в кабинете, озаренном дрожащим светом свечи, уже никого не было…

Глубокой ночью Селедар откинулся на спинку кресла. Нежданно-негаданно в столице появился неизвестный Темный, действующий столь демонстративно, что может последовать очередная расправа с "ведьмами". Прорицатель раздраженно хмыкнул: Иной, или Иная, появился весьма не вовремя. Придется проследить за Темным, он, скорее всего, рвется к какой-то диковине. "Лучше это сделать самому", - шеф ясновидцев встал и направился на улицу, -"Надо выяснить, откуда взялся Темный и кто он. Недавно в Москву вернулись с десяток купеческих караванов да еще обоз Кривогоровых, вот с него, пожалуй, и стоит начать".

...Волосы ведьмы уже были той длины, чтоб не привлекать к себе излишнего внимания. Теперь она была в своем природном виде, годы не сгорбили ее, но старая кожа была сплошь покрыта морщинами, а когда-то красивое лицо сжалось и теперь могло вызвать восторг разве что у художников. Время от времени исполняя пальцами на прижатой к иссохшей груди руке жест отвода взгляда, она шла по базарным рядам, высматривая торговцев китайским шелком. Китайские товары были очень дороги, но поставлялись большей частью с Европы. Несмотря на недавно подписанный Нерчинский договор торговать с цинской империей оставалось крайне опасно, путь в лучшем случае занимал до 5 месяцев, а если следовать желанным для ведьмы маршрутом, то и того больше. Не каждый купец способен был преодолеть такое расстояние, и уж совсем мало искателей удачи решались на это.
И если по части решимости проблема была не так остра, то найти достаточно богатого и опытного, пусть даже и не совсем смелого человека представлялось не таким уж легким заданием. Именно за этим ведьма и пришла на рынок. Иногда оглядываясь на какую-нибудь молоденькую девушку, Локка завистливо щерилась. Разменяв седьмой десяток, она завидовала юным красавицам. Рано, поколе еще рано, Локка закусила губу: осталось немного потерпеть и она сможет вернуть себе молодость. Книга этой злобной старухи не могла врать. Жаль, наставница слишком внезапно сдохла, не успев передать всего, что знала. Неожиданно прошлая обида захлестнула Локку, ведь бой с наставницей обернулся вынужденной спячкой на полсотни лет. Ну да и ладно, поздно сожалеть, если бы глупая бабка не вздумала поучить её хорошим манерам… В конце концов, от неё осталась книга! Да, эта книга была настоящим сокровищем. Старая дура хранила её как реликвию, но, похоже, даже толком не смогла прочесть. Надо найти "попутчиков", путешествие в одиночку в Поднебесную не входило в её планы. Темной хотелось путешествовать с хотя бы минимальным комфортом…

…Селедар накинул простенький заслон и теперь незаметно следовал за ведьмой. Выяснить чего она так рьяно желала, не составило бы труда и просто проницательному человеку. Сейчас, поглядывая за Локкой, он раздумывал, посылать ли за ней спутника или нет. С одной стороны, не слишком склонная к раздумьям "красавица" и не подозревает, кто её ждет в конце пути, а с другой… У Вонга был совершенно непредсказуемый характер и ненормальное чувство юмора, потехи ради он мог и подарить ей артефакт. Чтобы потом развлечься, наблюдая за ней. Выходило, что всё-таки посылать. Правда, путь в Поднебесную был слишком долог и на такой период времени четко рассмотреть что-то, было невозможно, а значит, новичок может остаться с ней один на один. И не только с ней, хотя последнее не так страшно, Великий маг Поднебесной не станет убивать просто так. Оставлять её было нельзя, ведьме хватит "ума" использовать Шаль Вонга. Это обернется немалым представлением с множеством трупов. Глава на секунду представил себе, как она распорядится желаемым, и ему стало не по себе. Селедар принял окончательное решение: послать переверта, главное чтобы он не вздумал сам на неё напасть...

Джон жил в России уже третий год. Его захватил в Россию с собой дед, бывалый корабельный мастер, в надежде обучить недоросля плотницкому искусству. Но парню были совсем неинтересны грот-мачты, бом-брамсели и прочие корабельные атрибуты. Гораздо более его привлекали подмосковные леса – и неспроста…
"Джон! Для тебя есть поручение." - молодой тигр замер в неоконченном движении. Вызов застал перевертыша за охотой, он сел и инстинктивно по-кошачьи навострил уши. "Жду после полудня в Китай-городе ".
Кошак подскочил на всех четырех лапах и восторженным рыком поведал свою радость притихшему и настороженному лесу. Задание! Наконец! Как он устал шататься по лесам в поисках хоть какого-то дела. Оборотней в местных лесах давно повыбили маги, так что дела эти состояли в основном в поимке кроликов да кабанов. Так и оставшись в образе тигра, он ответил на вызов, после чего перекинулся и важными шагами отправился обратно в столицу

Джон околачивался у палат, где осел Ночной Дозор, с самого утра. В самом здании было пусто: большая часть стражей уже разошлись по домам. Перевертыш слонялся по двору, не в состоянии найти кого-то для беседы, а потому размышляющий на бесплодные темы, вроде: "Почему нельзя оставаться на ночь в Дозоре? Почему не стоит применять реморализацию к молочнице Груньке, которая будит его каждое утро своими воплями под окном, когда он отсыпается после ночного бдения?"
Последняя тема так увлекла его, что он пропустил момент появления Селедара. Джон даже вздрогнул, обнаружив в двух шагах от себя по-иноземному одетого начальника. Перевертыш даже не успел поздороваться, как их накрыла Сфера молчания.
- Пришел? Отлично, - у Селедара был вид человека, выкроившего несколько минут для этой встречи. – Времени у нас мало, потому слушай внимательно. Недавно в Москву с обозом прибыла Темная Иная – ведьма, 3-го уровня Силы. Из неизвестного нам источника, ей стало о существовании магической шали. Сама диковина эта была лет 700 лет назад изготовлена в горах Поднебесной Темным магом и подарена одной маньчжурской ведьме. Та, предпочтя спрятать среди драгоценностей древней китайской династии, так и не воспользовалась ей. Во время захвата монголами, шаль случайно попала в руки людей, которые, после нескольких кровавых битв за нее, вещь определили как дурную и выбросили, где-то в горах Гинь-шань. Завтра ведьма отправляется с купеческим караваном по маршруту через Тару, оз. Ямыш, Алтайский хребет и далее в Китай. В районе Алтая она, скорее всего, сойдет с Чайного Пути и направится в горы. Проследишь за ней. Нападать, даже в случае попадания к ней в руки артефакта, нельзя ни в коем случае. Уразумел?

Джон даже потух. Он-то целое утро мечтал о какой-нибудь хорошей драке, а тут придется следить несколько месяцев за Темной, да еще отправляющейся туда, куда "Макар телят не гонял"…
- Не гонял, - подтвердил Селедар, и Джон вздрогнул, поняв, что думал слишком громко. – Макару и здесь дела найдутся. А тебе вот придется.
- А зачем следить-то за ней? – буркнул он
- Нам важно знать только вернется ли ведьма назад или нет. Если она дальше отправится, в Китай… останется навсегда там.
- А чего ее просто сейчас не убить? Делов-то куча…
Селедар поморщился:
- Во-первых, она пока ничего не сделала…- идеологические диспуты и юношеский максимализм вызывали в нем чувство легкой безнадежности. - Во-вторых, нежелательно, чтобы Шаль попала к Темным вообще.
Перевертыш угрюмо потоптался на месте и спросил:
- Мне к каравану присоединится?
- Пешком пойдешь, скорости у тебя хватит. И держись как можно подальше от неё. Она намного опытней тебя.

- Марево. Уворот. Еще раз марево. Да кто же так бьет? Всю жизнь на зельях не протянешь, а ну еще раз!
Воздух вокруг избушки дрожал, словно она находилась не в северном краю, а по крайней мере там, где много-много горячего песка, людей с темной кожей и странных животных, похожих на лошадей, но с холмами на спине.
Молодая девушка с пшеничными волосами, собранными в тугую косу, тяжело дышала, почти с ненавистью глядя на противницу напротив себя.
Женщина, окруженная почти невидимым пузырем, отбросила в сторону пустой мешочек.
- Собирай свои жалкие пожитки, мы выдвигаемся! – сплюнула она на землю. – Да не забудь захватить змей! Прошлый раз пришлось полгода ждать, пока ты их снова наловила!
От упоминания ненавистных ей гадов Локка вышла из себя,
- Я ненавижу змей! Зачем ты заставляешь меня их собирать?!
Ведьма величественно повернулась:
- Да как ты смеешь, дрянь такая! Я тебя научу разговаривать со старшими!
Тройной кинжал разлетелся искрами от удара о сферу, но Локка против обыкновения не стала сдерживать приготовленное марево. Ей руководила ненависть, родившаяся из страха перед ползучими гадами. И именно это чувство дало ее рукам силу, способную пробить переливающийся всеми цветами шар. Искалеченная ведьма, отлетев к избушке, запустила руку в пояс, и Локка поняла, что страх перед змеями – ничто перед страхом смерти. Ей же приготовленный зуб дракона…

Она вскинулась и в первый момент испытала облегчение, поняв, что это был сон, а во второй – что кто-то теребит её за плечо.
- Приехали, барыня, Тобольск.
Локка отшвырнула от себя холопа. Уже Тобольск, а она так ничего и придумала. Найти караван до Китая не самое сложное, добраться до гор было только началом. Как именно она найдет место схрона, она пока себе еще не представляла. Шаль выбросили более 400 лет назад, слишком давно, никаких следов теперь не отыскать. К тому же, если верить китайским записям, хан приказал немедленно казнить всех воинов, принимавших участие в схроне диковины. По её расчетам, артефакт должен был сильно искажать естественное распределение энергии в сумраке. К сожалению, заметить это можно было либо, обладая невероятно высоким восприятием, либо близко подойдя к месту схрона. Второго Локке страшно не хотелось - даже если бродить по сумраку и иметь достаточно провианта, шаль можно искать десятилетия.
После бессонных ночей проведенных в раздумьях и дней, целиком посвященных чтению старой книги, она все же нашла выход! Зелье, правда, потребует нескольких довольно редких компонентов, но оно того стоит. Остаток пути она собирала ингредиенты, требующиеся в рецепте.

…Вонг открыл глаза. Небольшая площадка перед пещерой, где он весь день провел в медитации, была залита красноватым светом заходящего солнца. Великий Маг Поднебесной оглядывал раскинувшийся внизу хвойный лес, перебирая в памяти прошедшие встречи. На одном моменте его мысли задержались, ему вспомнился стих давно умершего поэта Ван Вэя.

...
Конечно, пряди седины
Мы изменить уж не вольны;
И в золото другой металл
Никто из нас не превращал.
Хочу я знанье получить,
Чтоб боль и старость излечить.
Но в книгах то лишь вижу я,
Что "нет у Будды бытия".
(Ван-Вэй китайский поэт. стих приведен не полностью)

Что же, это как нельзя лучше подходит к случаю. Ведьма с далекого Севера решила завладеть Черной Шалью Вонга. Шайтан, как его называли местные жители (надо заметить, никогда его вживую не видевшие), сосредоточился на сборе сушняка в лесу. Конечно, можно было сделать чай и по-другому, но церемония не терпела прямого приложения магии. Когда дрова, наконец, подлетели и жарко запылал костер, разогревая явно европейской работы серебряный чайник, парящий над костром, Вонг уже закончивал с ужином, украденным у все тех же местных казахов. Отправив ненужный казан с бульоном и поднос с остатками бешбармак'а (горячая баранина с тестом) обратно в аул, Великий шайтан Алтайских гор принялся за чаепитие.
Чай требовал особого расположения духа, и, просматривая линии чужих судеб, китаец снова вернулся в прошлое, примеряя к каждой судьбе одно стихотворение за другим. Но крылья вдохновения никак не осеняли мага.
Вонг поставил пиалу и подошел к краю площадки, закрыл глаза и стал раскачиваться в ритм с порывами ветра. Мир мгновенно отреагировал на угрожающую ему опастность – вероятности смешались в причудливый моток. Ну вот, теперь можно и подумать, что с этой воровкой делать. Шаль была ему абсолютно не нужна, и он бы позволил ведьме взять её, взамен можно было бы насладится переполохом среди Иных и людей, если бы не одно но. Выделанная и напоенная магией вещь была сделана не для неё, и ведьма не стоила в его понимании и мизинца той, для кого он этот артефакт делал. Темный еще некоторое время смотрел на причудливо, в такт с его движениями, перерождающуюся картину вероятностей, после чего принял решение. Он вычертил размером с небольшую дверь прямоугольник прямо перед собой и шагнул в открытый портал.

В хижине бедной, в пустынном лесу
Дверь всегда заперта.
Тихо, подолгу лежу один,
Вижу гребень хребта.
Нынешним утром сам Цзи Кан
К дому пришел моему:
На ноги туфли, настежь дверь -
Гостя с улыбкой приму.
(Ван-Вэй китайский поэт)
И, если бы последовать за магом, можно было бы увидеть и его ироничную улыбку.

По ночам Джон неотступно следовал за караваном, а днем отсыпался. Лапы уже изрядно болели, задание все меньше и меньше ему нравилось. Небольшие остановки в попутных городах не давали желаемого отдыха. Последняя переправа и вовсе стала настоящим кошмаром, он едва не утонул. Когда вдалеке показались Алтайские горы, перевертыш готов был послать подальше и шефа, и ведьму, и этого придурка – Темного, создавшего шаль которую никто хотел надевать, или что там с ней надо делать? От монотонного путешествия в одну из ночей он пропустил исчезновение ведьмы из каравана. Пару дней пришлось метаться, пока он обнаружил едва заметный след, уходящий в сторону от торгового пути. Придется догонять по Сумраку! Вот только этого в конце концов не хватало!
Часть 2. Иса
Все бы было иначе когда бы, можно было совсем не дышать,
Все бы было иначе когда бы, он не знал бы как ты хороша,
Только речи его горячи, только прочь сомнения прочь,
Самый звонкий крик тишина, самый яркий свет - Ночь

Локка наконец достигла Алтайских гор. Дальше до горизонта тянулись хвойные леса, окаймляющие скалы. Зелье было готово, но, к сожалению, действовать оно будет недолго, день-два максимум. Ведьма задумалась: применить его сейчас или зайти еще дальше в горы? Передвигаться по горам достаточно сложно, а вот приготовить метлу она совсем забыла. Это же надо было так сглупить, с этой проклятой шалью она обо всем забыла. А сейчас изготовить метлу было не из чего – вряд ли тут поблизости жила хотя бы одна завалящая саламандра. В конце концов, поколебавшись, Локка решила испытать судьбу прямо здесь и, с минуту порывшись в сумке, извлекла на свет небольшой пузырек с ярко-оранжевой жидкостью.

Вонг стоял позади Локки и с интересом наблюдал, как она роется в сумке. А ведьма была красивой… когда-то была. Вот это да! Великий про себя восхищенно ухнул, увидев, ЧТО она достала. Такого состава он не видывал уже лет пятьсот. Неужели выпьет? Интересно где она раскопала рецепт! Темный с неподдельным изумлением смотрел, как ведьма легко и без колебаний пила Зелье Норн. Да еще и не в сумраке! Несколько секунд он поражался такой смелости, потом осторожно коснулся сознания Локки. Аааа, вот в чем дело! Да она не понимает, что она выпила, вот как хочет найти его шаль. Вонг с трудом сдержал смех - пожалуй, это самый занятный способ искать артефакты. Еще несколько секунд прознания удивили его еще сильнее. Она - прямой потомок упрямого северного друида, которому Вонг в незапамятные времена подарил маленький компас…Как же так, он же всех проверял, в последний момент, ай да друид... Захотелось остаться и посмотреть дальше, но нельзя. От неё теперь будет не спрятаться, он поспешно открыл портал подальше, как только зелье сработает, ведьму может убить одно его присутствие рядом, сейчас это было слишком рискованно.

Минут через десять Локка почувствовала – эта оранжевая гадость работает. Мир приобрел совсем другие краски, незнакомые ей светло-голубые цветы приняли яркую полосатую расцветку с хорошо различимыми десятками красок. Постепенно это многообразие начало донимать, в голове страшно шумело, не удавалось ни на чем сосредоточиться. Где-то недалеко ползла змея … недалеко, совсем недалеко, почти рядом! Локка вздрогнула – змей она так и не стала любить, несмотря на время. Какая змея? Зачем змея? Ведьма попыталась сосредоточиться. Зачем она здесь? Сквозь весь этот шум ей что-то не давало расслабиться… какая-то мысль в голове невыносимым гулом давила в висках. Ах, да, шаль, надо определить, где она находится! Пошатываясь от напряжения, она попробовала найти свою тень - в любом случае в Сумраке будет лучше. Несколько минут она растерянно осматривала землю вокруг себя, наконец её внимание привлек переливающий разными красками силуэт – это, кажется, и есть вход!

Продвигаясь по Сумраку, с редкими остановками на отдых Джон почти нагнал ведьму. Сейчас он стоял на месте где она почему-то задержалась… Судя по запаху, след был совсем свежий. Перевертыш наклонил голову и принялся старательно обнюхивать краткую стоянку – и это оказалось ловушкой. Врожденная слабость кошек к корню валерьяны привела его к выпавшей из рук Локки колбе с остатками какой-то яркой жидкости. Джон радостно слизнул остатки зелья и принялся кататься по траве. Неизвестно, сколько он валялся бы в упоении, если бы вдруг запах перевалившей за седьмой десяток ведьмы, неожиданно резко не ударил ему в нос. Расчихавшись от такого сюрприза, он поспешно отбежал метров на двадцать, где и наткнулся на "наблюдательный пункт" Вонга.

Локке все же удалось спуститься в сумрак. Хорошие способности к концентрации, делающие её мало на что способной ведьмой, в этот раз выручили её из беды. Оглядевшись, она отметила пару светлых огоньков на горизонте. В том, что маячил сзади, откуда она пришла, Локка распознала Светлого оборотня (для Локки перевертыши ничем не отличались от оборотней). А вот другой, другой был недалеко в горах, и был средством выжить! Там-то точно должно найтись то, что ей недостает для метлы. Сумрак довольно быстро привел её в чувство; она принялась копаться в своих вещах: из остатков компонентов для зелья можно было приготовить еще один энергетический амулет. Должно хватить. Вскоре она уже спешила "в гости" к невесть когда и зачем здесь обосновавшейся ведунье. Эликсир начинал ей нравиться, не зря потратила столько времени.

Гигантский дракон осторожно двигался по границе гипертрофированно расширенной сферы восприятия ведьмы. Для удобства Вонг принял сумеречный облик и следил за её действиями с третьего слоя. Она начинала ему чем-то нравиться, надо же - сумела забраться в сумрак. Хороший получился амулет, был у него как-то такой. Машинально продолжая следить за ведьмой, Великий маг Поднебесной погрузился в воспоминания своих путешествий. Через некоторое время своими действиями Локка вернула его в реальность. Похоже, она собирается убить Светлую. Ведунья была давней соседкой Вонга, и он позволил себе слегка расстроиться. С ней временами было интересно поговорить, Вонгу нравилось ставить в тупик еще неопытных Светлых. Иногда они даже удивляли его каким-то незатейливым доводом. Что же, придется подождать десяток-другой лет, пока здесь не поселится еще кто-нибудь. Хотя это был идеальный способ убить Локку, защищать кого-то из жалости, вне зависимости от стороны силы, маг считал глупостью и неуважением. А соседку он уважал и по-своему любил.

Выждав момент, когда ведунья явилась домой, ведьма напала со второго слоя сумрака - нечего лишний раз рисковать. Терновник разорвал Светлую за несколько секунд, словно пророс прямо из её тела. Локка с отвращением смотрела, как останки гаснут в сумраке. Зря она опасалась, никакого боя не было, противница вообще не успела ничего сделать. Из позаимствованных вещей получилось создать небольшую коллекцию. Запасенные раньше артефакты Локка выбросила, после того она попробовала получившийся амулет и перстень в работе, старые выглядели детскими игрушками. Жаль только, что у ведуньи не было чего-то по-настоящему стоящего, пришлось обойтись платом дриады, несколькими амулетами да перстнем. Ну и, конечно, желчью саламандры. Остальное она решила не брать: плат защитит её от Светлого оборотня, на третий слой он спуститься не сможет, мал еще, а других противников не ожидалось. Откуда только здесь столько светлых?! Может, эта ведунья подругой его была, или он следит за ней самой? Локка решила не терзаться сомнениями - в любом случае он не сможет ей помешать.

Переверт спешил к горам, по следу ведьмы.Еще один след, на которые он случайно наткнулся, не напугал его, уровень оставившего его Джон так не смог распознать. Поразмыслив, он решил так - к ведьме присоединился еще кто-то, и теперь они ищут артефакт вдвоем. Это сильно усложняло задачу, шеф говорил, что нежелательно, чтобы артефакт попал в руки Темных вообще. Поколебавшись между запретом на нападение и опасностью не выполнить задание, он решил нарушить первое. В сумраке на удивление легко виднелось местонахождение ведьмы. Не теряя времени, Джон помчался к жилищу убитой ведуньи.

…Селедар первое время следил за Джоном каждый день, но, поскольку ситуация застыла на месте и новых поворотов событий не предвиделось, он со временем он перестал постоянно отслеживать ход событий. Сейчас же, оторвавшись от повседневных дел, он уже несколько часов разглядывал замысловатую картину линий судьбы. Ведьма уже практически мертва, Вонг всё же решил убить её. А вот с Джоном было не все так ясно… все пути, ведущие к его смерти были по прежнему ничтожно тонки, но оставалась одна, едва заметная раньше, когда он только покидал Москву, и этот вариант был до смешного невероятен. Какой-то мощный и непредсказуемый фактор стер ранее устойчивые линии. Прорицатель задумался: у кого могло хватить сил разрушить, пусть даже на несколько дней, работу сотен источников стабилизации. Созданные неизвестным древним магом источники стабилизировали вероятности, задавали устойчивое развитие событий. Вонг? Но зачем? Селедара внезапно осенило
"- НЕТ!!!!"
Крик достиг сознания Джона, и эхом раскатился по сумраку в горах...

-НЕТ! НЕТ! НЕТ!
Сквозь сумрак Джон просматривал разыгравшуюся драму. Тела ведуньи уже не было, но перевертыш вздрагивал от просмотра страшной картины, просматривать прошлое, одно из первых чему его научили в дозоре. Ведьма ответит за это! Ярость окончательно растворила в нем последние сомнения.
Он влетел на второй слой и помчался со всех ног!

Действительно, а почему бы и нет? Вонг приоткрыл пасть, демонстрируя несколько рядов отличных зубов. С высоты своего опыта он не понимал, к чему столько драматизма. Как он и предполагал, ведьма с легкостью нашла только что перепрятанную им шаль. Расправил крылья, дракон спикировал к ведьме, резко войдя в сферу её видимости, и обрушил на неё несколько небольших каменных обломков.

В восторге от своей удачи Локка с восхищением рассматривала темно-синюю шаль с вышитыми красными нитками двумя иероглифами. Искать пришлось недолго, не успела она толком отойти от жилья, как в нескольких километрах засекла сильное отклонение в энергетических линиях. На метле путь не занял и нескольких минут. В упоении от долгожданной находки она даже не заметила манёвра китайца, только грохот первого камня привел её в себя. Локка подняла глаза – еще несколько глыб приближались к ней. Ведьма была ошарашена, она впервые столкнулась с такой аномалией. Едва повернувшись, она увидела…
Исполинский дракон неторопливо и бесшумно взмахивая крыльями, приближался к ней. Локка прижала к себе драгоценную находку.
- Она моя!!! Я её первая нашла! – взвизгнула она, но дракон только слегка взмыв вверх, обрушился прямо на неё. В отчаянии ведьма попыталась скрыться на метле, но, заметив приближающегося оборотня, резко изменила направление полета. Кажется, она сможет обмануть чудовище.

Тигр в ярости хлестал себя по бокам, ища глазами проклятую тварь. Внезапно его сбило с ног и откинуло к раскидистому дубу, росшему неподалеку. Джон мгновенно вскочил, и увидел, как ведьма планирует на землю. Локка выбросила вверх руку с зажатым в ней небольшим покрывалом и пропела несколько замысловатых слогов. Шаль закрутилась в воздухе, разрастаясь в размерах и постепенно теряя цвет, пока не превратилась в пульсирующий шелковый черный шар между соперниками. Переверт замер, потом, не обращая внимания на такие фокусы, в ярости прыгнул, раздирая когтями шелк. Какое-то покрывало его не остановит! Несколько минут спустя из сумрака выбросило два тела: старухи и тигра, а сверху на них упала заметно посветлевшая, практически белая шаль.

Вонг неторопливо развернулся и спустился на землю. На месте несостоявшейся бойни он вышел из сумрака и одним ударом лапы смял и раскатал кошку по земле. Ведьма, похоже, приобрела желаемое, молодость постепенно возвращалась к ней. Сейчас она из старухи она превращалась в пожилую, но уже достаточно красивую женщину.

Локка подняла голову и в недоумении смотрела как растворяется тело перевертыша под лапой чудища. Поднявшись с земли она неуклюже шагнула вперед, к Вонгу.
- Ты… кто ты?
- Маг, создавший шаль.
- Ты убил её… как же… почему в моем теле!!!???
- А что тебе не нравится? Это тело восстановит молодость через несколько дней.
Старость не обратить вспять, а молодость убивает только время. Прекрасное тело, что тебя не устраивает?
- Но оно… оно… это не моё тело! Я не хочу в нем оставаться.
- Есть и другой выход.
Вонг вернулcя в человеческий вид.
- Какой?
Наклонившись, он прошептал ей на ухо. Женщина в отвращении оттолкнула его:
- Почему бы тебе самому этого не сделать?!
- Я объяснил тебе причину.
- Верни мне тело, Темный! Или … или …
- Что или… или… - Вонг с интересом посмотрел на собеседницу, сжимающую кулаки. -
Довольно приказного тона Светлый, вся ваша гвардия не сможет мне ничего сделать.
- Ты еще пожалеешь, когда-нибудь ты пожалеешь о своем могуществе, - бессильно выкрикнула ведьма...
Это, похоже задело мага, он протянул руку вперед и на ладони появился темный лепесток
- Клянусь Тьмой, когда я пожалею о своем могуществе, я верну тебе твоё тело!
Часть 3. Йер.

Он озяб, его гонит Луна, Он во власти неведомых сил.
И теперь всего будет сполна, Будь что будет, спаси пронеси.
Ты не знаешь как сходят с ума, Как вода разольется точь в точь.
Самый звонкий крик - тишина, Самый яркий свет - ...

Москва, июнь 2006-го года

Локка вышла из офиса Дозора, когда на Москву медленно опускалась ночь. Не то, чтобы было много работы, но возвращаться в пустую квартиру ей не хотелось. Все, что ей нужно сейчас – это большая чашка кофе по-восточному, и Локка направилась к ближайшему хорошо знакомому кафе, тепло мерцавшему окнами.
Здесь, несмотря на многолюдность вечерней Москвы, всегда можно было посидеть в полупустом зале. Махнув рукой знакомому бармену, она заказала кофе и откинулась на спинку стула, разглядывая посетителей и дегустируя замечательный напиток.
Над входом негромко звякнул колокольчик, и Локка увидела в дверях коллегу из Дозора. Олрин провел рукой по виску, стряхивая капли дождя, и подошел к Локке.
- Отдыхаешь?
- Небольшой перекур, после рабочего дня.
- Аааа... – Олрин вздохнул. – Тебе тут Темные хайлевелы на глаза не попадались? У нас в этом районе несколько нападений.
- Скан снимали? Кто нападал?
Кудесник поморщился.
- Неизвестно, такое впечатление, что его нет в базе. По уровню не меньше первого. Чисто работает, гад, следы заметает только так. А в бой никто даже вмешаться не успевает.
Локка замерла.
- Первый уровень?!! Не зарегистрированный?!
- Ага, шеф в курсе. Ладно, я пойду, будем патрулировать дальше, - Олрин подошел стойке, что-то купил (как могла видеть со своего места Локка, любимый всеми Иными, независимо от стороны Силы, шоколад) и вышел в московскую дождливую ночь.

Локка проводила коллегу глазами и решила взглянуть на кафе поглубже в сумраке. Первый слой… второй… Оказавшись на третьем слое, она чуть не вскрикнула, обнаружив прямо напротив себя улыбающегося Вонга. Он совершенно не изменился, словно шагнул сюда из той самой долины, где триста лет назад бились ведьма с перевертышем.
- Доброго вечера, Дозорная.
Пока она приходила в себя, Вонг вернулся в реальность. Локка задержалась на первом слое, спешно стараясь привести в порядок растрепанные мысли.

Неожиданно в кафе заскочил младший дозорный. Молодой маг тоже наверняка просто спасался от дождя или захотел взбодриться. Оглядев кафе, он по привычке решил привлечь к себе общее внимание:
- Всем выйти из Сумрака! Ночной Дозор!
Локка не успела даже взмыть в реал, как несколько ледяных глыб вынесли мага сквозь распахнутую в Сумраке дверь на улицу. Локка спустилась в реал и застонала, обхватив голову руками. Китаец уже невозмутимо пил зеленый чай из невесть откуда взявшейся фарфоровой пиалы.
- Ну зачем!? Вонг! Зачем ты убил его?
- Он бы не дал нам поговорить спокойно. Тем более, у вас их очень много, как я заметил. Меня несколько раз даже пытались задержать.
- Так это ты нападал? – Локка решила на всякий случай проверить очевидное предположение.
- Я? Нападал? – Вонг удивленно приподнял бровь. - Ты меня с кем-то путаешь. Да, я убил нескольких, решил вам помочь, а то здесь слишком много светлых. Это уничтожает саму возможность выбора, негативно влияет на распределение вероятностей.
- Нам? Кому нам, Вонг? Таками методами?! – как и подобает Светлому, Локка мгновенно завелась.
- Вам всем, - спокойным голосом уточнил китаец. - Доминанта любой из сторон склоняет не определившихся к себе. Это нарастающий численный перевес. Стадный инстинкт. Или ты предпочитаешь, чтобы Светлые обезумели и начали нападать друг на друга?
- По-твоему, Иные - стадо?!
- Иные? А как насчет людей? – Вонг аккуратно опустил пустую пиалу на стол. – Но мы отвлеклись. Нам лучше вернуться к тому, зачем я приехал, иначе мне придется убить еще несколько твоих коллег.
- Что ты хочешь?
- Если ты найдешь место, откуда приехала ведьма, я верну тебе тело.
Локке показалось, что она ослышалась.
- Место? И это все? Неужели ты сам не можешь этого сделать?
- Нет. В данный момент не могу.Если решишь, приезжай в городок недалеко от вашей шумной столицы. Кажется, он называется, Фря-зи-но. Я буду ждать там.
Убедившись, что его простенькая уловка сработала, Вонг вышел из кафе. Конечно он мог найти место! Вернее, ему даже не надо было его искать, но Светлый просто так не согласился бы поехать с ним. Да и зачем кого-то вести, если можно сделать так, чтобы везли тебя!

Несколько часов спустя Локка все же решилась. Сотни лет сгладили бескомпромиссный характер молодого перевёрта, но суть осталась та же. Локка по-прежнему оставалась мужчиной, закованным в теле женщины.
Еще две недели пришлось ждать пока шеф дал разрешение на обмен. Наконец она явилась к Поднебесному, судя по выражению лица Вонг пребывал в меланхолии.
- Не передумал, Вонг?
- Я уже принял решение.
- Почему ты не сделал этого раньше?
- Это слишком опасно я могу погибнуть.
- Тем более, - Локка уже устала удивляться.
- Мне здесь всё надоело. Тебе этого не понять – ты еще ребенок, Светлый.
Крыть Локке было нечем - Вонгу было тысячи, а может и десятки тысяч лет.
- Великий, а ты уверен, что это возможно? У точно тебя хватит сил?
С легкой грустью в голосе Вонг рассмеялся.
– В этом мире возможно всё.
Эти слова пробудили какое-то старое, ужасно старое воспоминание. Алтай, выцветшая шаль, радужные круги перед глазами и дракон, разрывающий тело тигра…
- Все возможно? Всё надоело? Так вот почему... вот почему, ты явился в Москву.Ты пожалел, что для тебя нет ничего невозможного Темный! И теперь вынужден исполнить клятву!!!
- Я давно не умею жалеть, тем более о себе. Я могу лишь сопереживать, это более интересное занятие. И не всё надоело, а всё ЗДЕСЬ надоело. Мне всё равно – помочь тебе или нет. Если боишься, еще не поздно повернуть.
- Нет! Что мне делать?
- Ничего, я всё сделаю сам… - Вонг вдруг начал пристально разглядывать девушку. Казалось, он на мгновение стал гибким драконом, обнимающим ее тело. - Говорил я тебе - удачное приобретение. Может, это ты передумаешь?
Локке стоило огромных усилий сдержаться
- Нет.
- Так просто - "нет"? - Вонг снова расхохотался, на сей раз заливисто и с удовольствием.
- Забавные вы, светлые. К чему сдерживать себя? Что от этого меняется? Думаешь, сделал мир светлее?
- Я, по крайней мере, не делаю его темнее!
- Ты прав. Светлее его делаю я, - хохот мага перешел почти в истерический.
- Я приношу больше Света, чем забираю!
- Ты действительно веришь, что ТВОИ жалкие потуги способны принести БОЛЬШЕ Света? Ты в это правда веришь?, -Вонг вытер проступившие от сильного смеха слезы.
- Я использую силу во благо! Она несет Свет!...
- Ты используешь эту силу в своё благо, Светлый.
Девушке все же удалось справиться с переполнявшими её эмоциями.
- Путать общественное и свое свойственно как раз Темным.
А Светлым свойственно путать своё и общественное, не всё ли равно?
- Ты всего лишь человек, человек наделенный силой, человек ограниченный своей силой, но все же человек, будь иначе, тебя бы не трогал …, В руках Вонга вырос огненно-белый клинок, - испробуем?
- Как ты??? Как у тебя это получилось?
- Хватит, следуй за мной, у нас осталось мало времени…

Эпилог.
По ухоженным финским дорогам, разрезая туман снопами света галогеновых фар, мчалась машина. Человек за рулем, покопавшись в лежащей рядом сумочке, вынул оттуда изящный дамский телефон.
- Шеф, Вонг сдержал свое обещание. Похоже, сам он погиб, исчез вместе с ведьмой и избушкой.
- Хорошо. Возвращайся в Москву, Джон. Тут у нас проблемы, Светлые нападают друг на друга. Инквизиция подозревает более трех сотен Иных в попытке набора Силы за счет своих собратьев. Если это подтвердится, они могут пойти на крайние меры. Боюсь, баланс сил может резко изменится.

Глава Ночного Дозора захлопнул телефон. У Вонга всё-таки получилось, прикрыв глаза Селедар наблюдал, как один за другим гасли источники стабилизации.
"Только тот, в ком течет кровь властителя трав и камней, ценой своей жизни может разрушить Светлый Порядок...". Пожалуй, он не будет сообщать Джону, что тот получил только соответствующим образом перестроенное тело Вонга, и никакой ведьмы не ревоплощал, это мало что для него меняет.
Cвоеобразная дуэль древних магов была закончена. Один-один, ничья, машинально подметил Селедар. Великий маг Поднебесной в последний раз разрушил стабильную картину вероятностей, в этот раз навсегда. Жаль, ни у кого так и не получилось выяснить, куда же вела эта загадочная стабильность. Шеф НД скомкал записи, лежащие на столе, и ловко метнул их в корзину для бумаг. В конце концов, это всё было неважно, были и более насущные проблемы, чем дела, теперь уже ушедших магов, пусть даже Великих.